Наши площадки

На фото:

Санта-Мария-дель-Фьоре

На фото:

Санта-Мария-дель-Фьоре

Александр Мамлыга

Ритмы ушедшей цивилизации

В отличие от прикладных искусств, где орнамент - дело индивидуальное (для швеи, наносящей узор на ткань, он - средство эстетической организации вещи и способ ритмической организации труда), в архитектуре орнамент, помимо этого, выражает идею множества. Немыслимо, чтобы все эти плоскости украшал один художник. Глядя на такие громады, ощущаешь их как совокупность множества воль, объединённых единым замыслом, как материализованный труд сотен людей, осознающих и единство, и смысл своих трудов.

Формально принадлежа к той же цивилизации, мы смотрим на эти шедевры уже другими глазами. Мы воспринимаем это как красивое, и разделяем, вроде бы, те же ценности, но мы не сможем повторить того же, что они, потому что для нас в эта красота лишена внутреннего содержания, мы не поймём, как НА ЭТО можно затратить столько усилий.

В чём причина? Вряд ли только в авторитете Адольфа Лооса, автора статьи "Орнамент и преступление". Что-то ушло из нашей жизни такое, что побуждало украшать окружающие нас вещи. Если где-то и применяется орнамент, то он - мёртв, лишён внутренней сути, выхолощен. Современный человек, как дикарь из статьи Лооса, искренне украшает только собственное тело.

Ещё вспоминается упомянутое Бродским в "Путешествии в Стамбул" ощущение: "что всё, в сущности, есть узор ковра... попираемого стопой". Поэт, применительно к Айя-Софии, имел в виду, скорее всего, стопы сатрапа, завоевателя или туриста-обывателя. Но что может безжалостнее пройти по памятникам архитектуры, чем Время? Если оно и не уничтожает красоту, то лишает её внутреннего содержания и тем отдаляет от нас. Для нас красота этой ушедшей цивилизации не чужая, но мы чужды ей.