На фото:

Николо-Угрешский мужской монастырь Монастырский сад – прообраз рая на земле. Сады в древнерусских представлениях были одной из самых больших ценностей вселенной. Образ сада постоянен в православных хвалебных жанрах, в гимнографии в применении к Богородице и святым. Образы сада и всего того, что саду принадлежит (цветы, благородные деревья и пр.), часто встречаются в древнерусской литературе и всегда в «высоком» значении. Эти образы принадлежали к первому ряду в иерархии эстетических и духовных ценностей Руси. Как и на Западе в средневековье, особенное значение в Древней Руси имели монастырские сады. Монастырские сады помещались в ограде монастыря и служили как бы образами рая. Сады в Троице-Сергиевом монастыре упоминаются в «Житии» Никона — ученика Сергия Радонежского. Есть упоминания садов и в других житиях святых. Начиная с XIV в. помимо устройства садов внутри монастырей, огромное значение приобрел сам выбор местности для монастыря в лесах, на берегах рек и озер. Этот выбор диктовался развившимися в XIV в. на Руси представлениями, что только первозданная природа безгреховна, упорядочена самим богом, гармонирует со стремлением к совершенствованию. Главной заботой основателей монастырей стал выбор красивого места для построения монастыря — на берегу реки, озера, на холме, среди нерубившихся, а следовательно, особенно «разумных», лесов и т. д. Жития русских святых — основателей монастырей полны описаний выбора места для будущей обители среди дикой природы. С XVI в. начинается период освоения окружающей природы. Сначала благоустройство окружающей природы носит художественно-утилитарный характер (эстетический момент неотделим от утилитарного; строительство плотин, садков для рыбы, каналов, устройство огородов и фруктовых садов и пр.). Но уже в XVII в. появляются устройства чисто эстетические и символические, «христианизующие» природу, не удовлетворяясь теми символами и поучениями человеку, которые природа, естественно содержит ему в назидание.

На фото:

Николо-Угрешский мужской монастырь Монастырский сад – прообраз рая на земле. Сады в древнерусских представлениях были одной из самых больших ценностей вселенной. Образ сада постоянен в православных хвалебных жанрах, в гимнографии в применении к Богородице и святым. Образы сада и всего того, что саду принадлежит (цветы, благородные деревья и пр.), часто встречаются в древнерусской литературе и всегда в «высоком» значении. Эти образы принадлежали к первому ряду в иерархии эстетических и духовных ценностей Руси. Как и на Западе в средневековье, особенное значение в Древней Руси имели монастырские сады. Монастырские сады помещались в ограде монастыря и служили как бы образами рая. Сады в Троице-Сергиевом монастыре упоминаются в «Житии» Никона — ученика Сергия Радонежского. Есть упоминания садов и в других житиях святых. Начиная с XIV в. помимо устройства садов внутри монастырей, огромное значение приобрел сам выбор местности для монастыря в лесах, на берегах рек и озер. Этот выбор диктовался развившимися в XIV в. на Руси представлениями, что только первозданная природа безгреховна, упорядочена самим богом, гармонирует со стремлением к совершенствованию. Главной заботой основателей монастырей стал выбор красивого места для построения монастыря — на берегу реки, озера, на холме, среди нерубившихся, а следовательно, особенно «разумных», лесов и т. д. Жития русских святых — основателей монастырей полны описаний выбора места для будущей обители среди дикой природы. С XVI в. начинается период освоения окружающей природы. Сначала благоустройство окружающей природы носит художественно-утилитарный характер (эстетический момент неотделим от утилитарного; строительство плотин, садков для рыбы, каналов, устройство огородов и фруктовых садов и пр.). Но уже в XVII в. появляются устройства чисто эстетические и символические, «христианизующие» природу, не удовлетворяясь теми символами и поучениями человеку, которые природа, естественно содержит ему в назидание.

Михаил Сахник

Монастырский сад – прообраз рая на земле

Сады в древнерусских представлениях были одной из самых больших ценностей вселенной. Образ сада постоянен в православных хвалебных жанрах, в гимнографии в применении к Богородице и святым. Образы сада и всего того, что саду принадлежит (цветы, благородные деревья и пр.), часто встречаются в древнерусской литературе и всегда в «высоком» значении. Эти образы принадлежали к первому ряду в иерархии эстетических и духовных ценностей Руси. Как и на Западе в средневековье, особенное значение в Древней Руси имели монастырские сады. Монастырские сады помещались в ограде монастыря и служили как бы образами рая. Сады в Троице-Сергиевом монастыре упоминаются в «Житии» Никона — ученика Сергия Радонежского. Есть упоминания садов и в других житиях святых. Начиная с XIV в. помимо устройства садов внутри монастырей, огромное значение приобрел сам выбор местности для монастыря в лесах, на берегах рек и озер. Этот выбор диктовался развившимися в XIV в. на Руси представлениями, что только первозданная природа безгреховна, упорядочена самим богом, гармонирует со стремлением к совершенствованию. Главной заботой основателей монастырей стал выбор красивого места для построения монастыря — на берегу реки, озера, на холме, среди нерубившихся, а следовательно, особенно «разумных», лесов и т. д. Жития русских святых — основателей монастырей полны описаний выбора места для будущей обители среди дикой природы. С XVI в. начинается период освоения окружающей природы. Сначала благоустройство окружающей природы носит художественно-утилитарный характер (эстетический момент неотделим от утилитарного; строительство плотин, садков для рыбы, каналов, устройство огородов и фруктовых садов и пр.). Но уже в XVII в. появляются устройства чисто эстетические и символические, «христианизующие» природу, не удовлетворяясь теми символами и поучениями человеку, которые природа, естественно содержит ему в назидание.